Публикации

*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« : 14.05.2017 в 11:42 »
В журнале "Профессия - кинолог" поместили мою статью о нормативах дрессировки служебных собак МВД.
https://ршсрс.мвд.рф/upload/site148/document_journal/Zhurnal_13.pdf

*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #1 : 03.08.2017 в 02:20 »
Помещаю текст
Александр Власенко
Спорт или служба? "Шашечки" или ехать?
"Всё с виду, вроде, в шоколаде,
но если внюхаться, то нет"
(Автор, увы, неизвестен)

 Что реально нужно полицейскому кинологу от его "рабочего инструмента" - служебной собаки? Если она предназначена для поиска взрывчатых или наркотических веществ, то, прежде всего, чтобы старательно и тщательно их искала, аккуратно и чётко обозначала местонахождение, не отвлекаясь при этом на другие интересные или даже соблазнительные для неё запахи и объекты. И долго не утомлялась при этом, пусть средовые условия для неё не самые комфортные. Затем, конечно, чтобы не уделяла излишнего внимания неприятным визуальным, акустическим и тактильным раздражителям из разряда тех, которые могут встретиться при практическом применении (например, во время рок-концерта или поблизости от работающего мощного дизеля). И чтобы не теряла самообладания и желания искать, если приходится работать в темноте, в подвале (или, наоборот, на высоте), и не стеснялась преодолевать какие-то необычные и шаткие препятствия (гору чемоданов или насыпанную грудой в кузов грузовика картошку). Не исключено даже, что где-то ей по команде и проползти придётся. Наконец, важно, чтобы собака даже в азарте поиска и в отдалении от кинолога по первому сигналу сразу останавливалась, садилась, ложилась, что требуется не так уж и редко, а порой может и ей, и полицейскому спасти жизнь. Разумеется, нужны и такие элементарные навыки послушания, как хождение у ноги на поводке и без поводка, быстрый подход при подзыве, выдержка при оставлении на привязи и без неё, свободное выгуливание на небольшом расстоянии от кинолога. В общем-то, пожалуй, и всё. Но обратите внимание на два момента. Первый: что из перечисленных качеств следует отнести к задачам разведения и что - возложить на  дрессировку? И второй: насколько самые ценные качества такой собаки учитываются нормативами соревнований, принятыми МВД в 2014 году? Ведь, вроде, соревнования должны выявлять лучших рабочих собак, не правда ли?
Острота и верность обоняния, темперамент (в узком смысле слова - как основа активности поиска) и желательный тип высшей нервной деятельности в целом (достаточный баланс процессов возбуждения и торможения, психическая устойчивость, высокая работоспособность) - с ними собака должна родиться и этому, самому главному, её научить невозможно. А можно и нужно научить правильному ведению поиска, достоверности обозначения, не говоря уже о навыках послушания. Оценивать же уровень готовности собаки к служебному применению следует по таким нормативам, которые позволяют взвешенно учесть как её врождённые, так и приобретённые посредством дрессировки полезные качества. Объективность результатов соревнований по поиску ВВ и НВ должна базироваться как на трудности выполнения упражнений, так и на однозначности, чёткости сигнального поведения собаки. Но, к сожалению, в действующих ныне нормативах содержится пункт, по сути своей нивелирующий разницу между способными и малоспособными, между надёжно и слабо обученными собаками: "Если участник считает сигнальное поведение ложным, он побуждает собаку к дальнейшему поиску". Зачем этот пункт понадобился? Риторический вопрос. Затем, разумеется, чтобы на "нужных" соревнованиях побеждал "нужный" кинолог из "нужного" подразделения. Другого ответа нет, потому что подобные "песни южных славян" известны ещё со времён развитого социализма, пусть и в несколько иных формулировках. Тогда шитая белыми нитками "хитрость", позволявшая кинологу по только ему одному заметным признакам определять, какую вещь или какого человека собака обозначила на выборке, одним бездельникам давала шанс выигрыша по "методу научного тыка", а другим, после соответствующего шёпота на ушко, побеждать со стопроцентной гарантией. Как говорится, найдите три отличия...
 Далее, при рассмотрении соревновательных нормативов послушания,  бросается в глаза их весьма отдалённое соответствие реальным рабочим качествам служебных собак. Конечно, трудно ожидать чего-то лучшего, если разработчик правил соревнований выбрал себе самый лёгкий путь - взял за основу современный любительский спортивный норматив IPO и сильно его упростил. Невдомёк ему, наверное, что нынешний IPO сам по себе представляет неоднократно и значительно упрощённую под нужды спорта версию норматива SchH столетней давности. Между тем, именно в "древних" редакциях SchH можно найти много чего ценного для применения в нынешней служебной дрессировке. Ведь тот норматив изначально создавался в утилитарных целях и являлся, со всеми своими тремя ступенями, лишь начальным звеном в цепочке "защитная собака" - "следовая собака" - "полицейская защитная собака" - "полицейская следовая собака". Отчего бы не заимствовать оттуда, например, очень полезный приём укладки собаки примерно в 10 метрах от кинолога, когда она подбегает при подзыве с большого расстояния? В нормативах-то послушания полицейских собак приёмов дистанционного управления нынче вовсе не осталось! Или, например, возьмём отношение к выстрелам. Ну почему производится только один выстрел, и к тому же - при движении собаки рядом с кинологом? Трудно отыскать настолько трусливую собаку, которую нельзя было бы за пару занятий приучить к этому простенькому стандарту. А вот если стрелять серийно и тогда, когда собака находится - и не лежит, а движется - в отдалении от кинолога, слабость её выявляется не в пример лучше. И старый норматив SchH неспроста предусматривал именно такую проверку. Вообще, полагаю, не очень лестно для наших полицейских кинологов осознание того факта, что действующие требования к послушанию их собак на порядок ниже, чем сто лет назад в Германии, у обычных любителей. А возьмём норматив KNPV, принятый за основу дрессировки военных и полицейских патрульных собак во многих странах: в нём есть все или почти все действительно необходимые навыки (а кое-что, может быть, даже с избытком, применительно к нашим условиям). Там не требуется от собаки непрерывное заглядывание в глаза проводнику при хождении рядом с ним, поскольку она - что логично! - должна контролировать ситуацию вокруг него. Зато при движении без поводка с собаки снимают даже ошейник, что тоже логично по двум причинам: во-первых, без ошейника многие собаки чувствуют себя вообще расслабленно, а вторая причина - все остальные упражнения, включая защиту, собака точно так же выполняет без ошейника (а у нас кинологи часто забывают, что обычный ошейник на собаке - оружие против неё самой). И ещё собака по команде дважды переходит от движения слева от проводника к движению справа. Боюсь, что о существовании этого очень удобного приёма управления большинство наших полицейских кинологов даже не подозревает. В общем, в нормативе KNPV содержится много чего полезного, и даже странно, почему в качестве образца для российского соревновательного норматива выбран не он, а сильно уступающий и во многом даже вредный для служебных собак норматив IPO.

*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #2 : 03.08.2017 в 02:21 »
Продолжение
Теперь давайте поразмыслим, что требуется тому же полицейскому кинологу от собаки т.н. "розыскного профиля". По большому счёту, от приличной розыскной собаки нужен только лишь по-настоящему хороший поиск по следу. Но такой уровень поиска правильнее охарактеризовать как "аж", а не "всего-то". Потому что отличное обоняние, позволяющее дифференцировать и помнить слабый запах большой давности в условиях городской улицы, желание искать, способность к длительной концентрации, сообразительность при проработке прерывистого следа - эти качества в комплексе встречаются редко и дрессировкой (тренировкой) раскрываются, но не создаются. "Следовиков" без врождённых способностей не бывает. Ко всему тому розыскная собака должна обладать устойчивой психикой и достаточными физическими данными, чтобы выдерживать долгую напряжённую работу. Но ведь и здесь наследственный компонент в приоритете перед обретённым в процессе занятий. Все остальные служебные качества и навыки, будь то послушание или защита, в сравнении с поисковыми качествами относятся на второй и даже на третий план. Классным "следовиком" всегда дорожили и дорожат, и ни один кинолог (и ни один разумный начальник этого кинолога) не пустит его на задержание преступника, тем более - вооружённого. Если ситуация не безвыходная, то для этого дела всегда найдутся другие герои. Да пусть, в конце концов, розыскная собака будет хромой, добродушной или истеричной дурой, но если она при этом прекрасно работает своим носом, в поиске её не заменят и сорок посредственных "нюхачей", как бы замечательно у них ни были выработаны остальные навыки. И даже если отличная следовая собака тоже способна хорошенько покусать преступника, всё равно, стоит ли рисковать её здоровьем и жизнью, зная, насколько она ценна для службы?
А теперь снова глянем на ту же следовую собаку, но с другой стороны - соревновательной. На соответствие нормативам, выполнение которых от неё требуется. Нормативы эти, "розыскного профиля", при ближайшем рассмотрении более или менее могут быть соотнесены с требованиями, предъявляемыми на практике вовсе не к розыскным собакам, а к тем, которых прежде классифицировали как патрульных (или патрульно-розыскных). Судите сами, вот требования к прокладке следа: "Запаховый след человека должен быть однообразным для всех участников, давностью не менее одного часа, протяженностью не менее 200 шагов, в зависимости от имеющихся условий. След может иметь тупые, прямые и острые углы (не менее двух и не более шести). След может прокладываться по пересеченной местности, а также в населенных пунктах по улицам с различным покрытием, с пересечением дорог, тротуаров, газонов и строек. Может иметь несколько пересечений свежих запаховых следов. На следу оставляется от 3 до 5 предметов из разных материалов". Применительно к реалиям соревнований это означает, что все следы окажутся проложенными на лугу или в поле, их давность составит один- максимум два часа, а протяжённость - 200-250 шагов. Работу по настолько свежей и комфортной "дорожке" нельзя считать серьёзной проверкой для настоящего "следовика". Более того, условия норматива выравнивают шансы остро- и слабочутых собак. Можно даже уверенно предполагать, что собаки с не ахти каким обонянием, но длительно тренированные для выполнения именно такого стандартного упражнения, в среднем, успешнее выступят на соревновании, поскольку будут работать не отрывая носа от грунта и не отклоняясь от линии следа, в то время как привычные к следам большой давности, вполне вероятно, не станут чрезмерно напрягаться и не покажут нравящегося судьям старания, хотя и выполнят задание. Суточный след, конечно, всё бы расставил по своим местам, но пока, согласно действующим требованиям, преимущество перед работающими на практике служебными собаками получают спортивные, прошедшие дрессировку по нормативу IPO, с которого нынешний соревновательный норматив МВД и слизан с некоторыми упрощениями. Интересно, чиновники, которые сделали такой ход конём, представляли себе реальное воплощение своих придумок?  Опять же, возвращаясь к старым нормативам SchH, обнаружим на третьей ступени часовой след протяжённостью 1500 м, т.е. в шесть-семь раз длиннее, чем сегодня на соревнованиях в системе МВД! Подчеркну, что аббревиатура SchH означает собаку, использующуюся для защиты, и для этой собаки поиск по запаховому следу не является "профильным предметом". Если же заглянуть в гэдээровский норматив FH, так вообще неудобно становится: там третья ступень предусматривала проработку трёхчасового следа протяжённостью три километра.
Ну ладно, ну допустим, что разработчик нормативной базы и не подразумевал вовсе соревнований для розыскных собак, и "собаками розыскного профиля" назвал патрульно-розыскных. Посчитал, что так будет красивее. Но давайте тогда рассмотрим, что требуется полицейскому кинологу от патрульно-розыскной собаки, оставив в стороне требования к качеству её следовой работы. Итак, эта собака, прежде всего, оружие для обезвреживание преступников, и как оружие она должна быть эффективной и надёжной в любых условиях - на большом и малом расстоянии, против одиночного противника и группы, на открытом месте, в помещении и среди препятствий.  То есть ей по определению полагается быть храброй, сильной, быстрой, ловкой и уметь хорошо кусать двуногого противника, в кратчайшее время лишая его способности к сопротивлению. Значит, на соревновании следует проверить эти её возможности на предельно трудных, но всё же приближенных к реальным ситуациям упражнениях. А какими бывают реальные ситуации, требующие такого применения служебной собаки? Чаще всего - побег преступника с места происшествия с удалением на большое расстояние, в том числе с исчезновением его из поля зрения, перепрыгиванием через какую-либо ограду, после чего он может или бежать дальше, или затаиться в удобном месте. Не секрет, что чем большее расстояние приходится пробежать собаке до хватки, тем труднее ей эту хватку хорошо выполнить. Слабая характером собака может отказаться от преследования человека уже после 50-метрового пробега, а после 100-метровой проскачки приличного задержания следует ожидать только от собаки с крепкой психикой. Потому в нормативах KNPV, которые, из всех спортивных нормативов, многими авторитетными дрессировщиками считаются наиболее приближенными к условиям реального применения служебных собак, пробег в атаке и составляет как раз порядка ста метров. А в нашем соревновательном сколько? При задержании убегающего - 4-5 шагов, при лобовой атаке - не более 40 метров. Как-то оно не очень, а?

*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #3 : 03.08.2017 в 02:21 »
Ещё продолжение
Теперь о таком очень важном моменте. Соревновательный норматив МВД особое внимание уделяет отзыву собаки от прекратившего сопротивление и остановившегося фигуранта. Допускается даже самостоятельное прекращение хватки собакой после остановки задержанного. И ещё в норматив включено упражнение, в ходе которого собака облаивает фигуранта, находящегося в укрытии. Для спорта эти изыски, наверное, хороши, им даже можно приписать определённое зоотехническое значение (хотя и спорное). Но с реалиями применения служебных собак они не имеют ничего общего и для практически работающей собаки несомненно вредны и опасны. Следовательно, опасны и для полицейского кинолога. Чиновник, внедряющий таким образом правила IPO в подготовку служебных собак полиции, определённо далёк от этих реалий. Но он мог же, в конце концов, хотя бы посмотреть в интернете популярные ролики, снятые во время применения полицейских собак в Западной Европе и США? Не удосужился! Кто бы ему объяснил, что если полиция применяет собаку на задержание, то применяет её не как угрозу, а как оружие, и не против "условного противника", а против преступника. И пока преступник стоит на ногах, он не обезврежен, он способен к сопротивлению. Служебная собака категорически не должна отпускать преступника, пока он не упадёт. И отзывать её до этого момента нельзя, и, конечно, приучать к отзыву можно только от поверженного противника. Лишь такой вариант сводит опасность для неё и для кинолога к минимуму. Облаивание фигуранта, стоящего в укрытии, в варианте, который взят из IPO, в какой-то мере показателен для спорта: он демонстрирует способность собаки сдерживать своё желание укусить обнаруженного противника, даже если он вызывающе смотрит в глаза и наклоняется над ней. Но в условиях реальной работы обученная "спортивному" поведению собака автоматически становится потенциальной жертвой выстрела в упор, удара ножом или основательного пинка. Служебная собака должна облаивать преступника только в том случае, если он в укрытии для неё недосягаем. При этом ей никак нельзя находиться всё время на одном месте перед укрытием, представляя собой прекрасную мишень. Правильным поведением, отвлекающим преступника и не дающим ему времени на обдумывание вариантов противодействия, будет быстрое движение вокруг укрытия и попытки проникнуть в него с разных сторон. Во всех остальных случаях, если у собаки имеется возможность схватить преступника, она должна его схватить. И таким же должен быть ответ на пристальный взгляд в глаза или малейшее движение навстречу.
Обыск фигуранта в соревновательном нормативе тоже далеко отстоит от практических нужд. Если в реальности требуется обыскать задержанного, его следует обыскивать ещё тогда, когда он лежит. Если же обыскивается подозреваемый, то собаке надо находиться не перед ним, а позади него: видя собаку перед собой, преступник может заметить её отвлечение на какой-нибудь посторонний раздражитель, может рассчитать свои действия и её возможности и предпринять нападение на неё или на кинолога. Если же собака находится позади, то она обладает куда более мощным сдерживающим эффектом. Практики служебной кинологии эти нюансы человеческой психологии знают, но - увы! - не знают некоторые теоретики.
Вот ещё один аспект пригодности патрульно-розыскной собаки, совершенно не учтённый действующим соревновательным нормативом: способность согласованно работать в паре и в группе. Такая необходимость возникает не только при задержании вооружённого преступника, но и при массовых беспорядках, когда несколько рвущихся с поводков собак могут лучше оттеснить толпу, чем цепь полицейских. Но если собаки не приучены к такой работе и больше интересуются друг другом, чем целью своей службы, то много ли от них проку? Трудно ли разработать одно-два упражнения, которыми бы выявлялось наличие данного качества? Эх, кое-кому, наверное, действительно трудно, поскольку в нормативе IPO этого не прописано...
Выборка вещи и обыск местности - два упражнения, доставшиеся нынешнему соревновательному нормативу "по наследству" от советского его предшественника, а не заимствованные из IPO. Потому, наверное, к ним больших претензий и нет. Но небольшие всё же имеются.
Нужна ли, в принципе, выборка вещи патрульно-розыскным собакам? Мне не известен ни один случай в новейшей истории отечественной кинологии, когда этот навык применялся бы на практике. Это раз. Одорологическая служба - другое дело. Но ведь не всегда и результаты одорологической экспертизы принимаются судом в качестве доказательства. Это два. Третье: если казуистически подходить к вопросу, условия выполнения навыка, изложенные в нормативе, не предусматривают наличия свежего человеческого запаха на разложенных предметах, за исключением той вещи, на которую нанесён запах искомого помощника. О других помощниках, которые оставляли бы свой запах на других предметах, вообще нет ни слова. То есть сами правила создают почву для "вполне честной" туфты.  И наконец, уже тридцать лет назад было ясно, что выборку как приём оперативно-розыскной работы и соревновательный компонент следует либо совсем отменить, либо выполнять если не в лабораторных условиях, то на более высоком уровне (по снятым запахам, с использованием "запахового ящика" или "стаканов"). Почему же по сегодняшний день для этой проблемы не найдено рационального решения? Чего не хватает тем, кому по должности положено его принять? Знаний, опыта? Или боязнь ответственности мешает?

*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #4 : 03.08.2017 в 02:22 »
Окончание
Норматив обыска местности всем был бы хорош, если только в нём предусмотреть два момента: что главный судья определяет не только срок выполнения навыка, но и промежуток времени между разбрасыванием предметов помощниками и началом работы собаки, поскольку запах от предметов должен успеть достаточно далеко распространиться, и что помощники должны проходить через обозначенный участок без остановок и бросать предметы в сторону от своих маршрутов (ведь нынешний норматив не запрещает помощнику, например, хорошенько потоптаться на брошенном предмете).
Итак, с выводами о качестве соревновательного норматива всё, вроде, понятно. Он создан для показухи, для дела же вреден, а потому должен быть коренным образом переработан и приведён в соответствие с требованиями, предъявляемыми к собакам, применяемым в реальной полицейской службе. Пора поговорить о не менее важном - о методике подготовки патрульно-розыскных собак к службе и соревнованиям.
Возьмём сразу самый острый аспект, который прямо-таки лезет в глаза - обучение защитным навыкам. Традиционно считается, что патрульно-розыскная собака должна обладать смелостью, недоверчивостью и умеренной (т.е. контролируемой) злобностью. Эти качества лежат в основе её бдительности и способности к самостоятельному включению в работу, если такая необходимость вдруг возникает. Серьёзная проблема заключается в том, что собаки с таким характером составляют лишь небольшой процент современного поголовья пород, обычно применяемых в служебных целях. У большинства же (из числа которых, как правило, вынужденно комплектуется штат полицейских собак) нужные черты поведения выражены слабее нужного или крайне слабо, и требуется немало усилий, чтобы их искусственно сформировать хотя бы на удовлетворительном уровне. Но нередко даже большие усилия оказываются бесплодными. Однако для выполнения норматива IPO и такие собаки вполне пригодны, поскольку спортсмены хорошо владеют методикой, позволяющей создать достаточно правдоподобную имитацию работы собаки, отвечающую условностям судейства. Справедливости ради надо сказать, что собаки с хорошими задатками рано или поздно всё равно их проявят, даже будучи обученными таким способом. А с учётом упомянутых условностей, покажут в итоге лучшие результаты, чем дрессированные "классическими" методами. Но - только в этом виде спорта! И при огромных затратах времени, которые для спортсмена-любителя в удовольствие, а для полицейского кинолога - непозволительная роскошь.
Квалифицированная классическая дрессировка включает в себя целенаправленное воспитание собаки, при котором она преодолевает свои слабости, если таковые имеются. То есть собаку приучают побеждать трудности, страх и боль. Спортивная "ипошная" дрессировка подменяет это воспитание убеждением, будто всё, происходящее на занятиях по защите, вовсе никакой не бой, а очень азартная игра, в которой бояться нечего, потому что сколь-нибудь существенной боли причинено не будет. По сути, собаку таким способом обманывают. В IPO ей это ничем ужасным не грозит: там все всё понимают и никто обижать не станет. Но в служебном применении, если собака недостаточно тверда характером, первое же столкновение с жестокой действительностью может обернуться для неё большим разочарованием. И хорошо ещё, если в этом случае от собаки не будет зависеть жизнь кинолога.
В общем-то, разница между служебной и спортивной дрессировкой секретом ни для кого не является. Но вот вдруг в 2015 году ФКУ "ЦКО МВД России" разослало по кинологическим подразделениям страны свои методические рекомендации с мультимедийными файлами по обучению собак. Хотя эти рекомендации предваряются оговоркой, что они представляют собой лишь один из вариантов дрессировки, однако внедряются с завидной настойчивостью, едва ли не в приказном порядке. Что же за инновации в них содержатся? Да вот эти самые приёмы формирования навыков, принятые у любителей IPO! Посредством медиафайлов кое-кто пытается убедить полицейских кинологов, будто абсолютно нормально приучать служебную собаку к тому, что фигурант ей не враг, а партнёр по азартной игре, который может в процессе борьбы погладить её по голове и шее, и что целью атаки является не живое тело, а защитный рукав, который нужно отнять и унести. Но вот представим себе, что доверчивый кинолог старательно обучил полицейскую собаку, полностью соблюдая навязанные ему методические рекомендации, и честная собака впервые в жизни побежала задерживать реального преступника. А тот, не будь дурак, успел намотать себе на предплечье, например, куртку. Ну и чем встреча с ним может завершиться для собаки? Сломанной шеей, выдавленным глазом, воткнутым под ухо карандашом - да запросто, ведь она по привычке, безо всякой опаски подставится под вторую руку противника! Ещё вариант: отдаст преступник собаке куртку, и она, довольная, понесёт её кинологу. И получит сзади исподтишка ногою в пах. И вся её служба на этом, скорее всего, закончится. Не исключено, что вместе со здоровьем или жизнью...
Традиции бюрократии не только в России, но и в других странах, в общем, одинаковы. Если чиновник не в состоянии приносить пользу стране или начальнику, то ему ничего больше не остаётся, как изображать бурную деятельность - фонтанировать пустопорожними рекомендациями, инструкциями и распоряжениями, лакировать отчётность, устраивать показушные мероприятия с надлежащей трескотнёй в СМИ. Словом, создавать приятную начальственному глазу картину процветания и благополучия. Конечно же, имитация, в отличие от настоящей работы, не требует от чиновника больших затрат времени и нервов. И можно вовсе обойтись без таланта или хотя бы способностей. Трудно, очень трудно - кто бы спорил! - наладить снабжение кинологических подразделений первоклассным молодняком по приемлемым расценкам. Но ведь пора бы? Давно пора! А наладить постоянный обмен опытом между разными подразделениями и службами надо? И с зарубежными, в том числе? Трудно, разумеется. Но разве непосильно? Да хотя бы заграничных методических материалов попросить. Не стратегические же это секреты, кто-нибудь да поделится! Переводить на русский и рассылать хотя бы через интернет по подразделениям - большая польза будет. Ну и нормативная база, в конце концов: разве нельзя обратиться к опытным практикам служебного собаководства, чтобы они подготовили свои соображения, покритиковали чужие, а потом собрались вместе и выдали "на-гора" хороший вариант? Можно, всё можно, было бы желание. И даже красивые, чисто показушные соревнования можно устраивать на радость людям, лишь бы рабочие качества собак от этого не страдали.
Вот только вредить делу нельзя, товарищи дорогие!

*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #5 : 03.08.2017 в 15:00 »
В сборнике материалов конференции "Проблемные вопросы служебной кинологии на современном этапе"  (18 мая 2017) помещён мой доклад "Оценка степени риска возникновения заболеваний суставов конечностей у щенков и взрослых собак"

В сборнике много чего интересного опубликовано, но копирование займёт какое-то время и надо будет создать какой-то раздел для удобного размещения такого рода материалов. А свой доклад вывешиваю сейчас здесь.


*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #6 : 03.08.2017 в 15:01 »
Оценка степени риска возникновения заболеваний суставов конечностей у щенков и взрослых собак

Ортопедические заболевания, ведущее место среди которых у собак занимают заболевания суставов, вызывают нарушения функций опорно-двигательного аппарата и являются частой причиной снижения работоспособности вплоть до полной непригодности животных к использованию в служебных целях. Приёмка щенков и молодых собак для комплектации штатной численности и ремонта поголовья в подразделениях полиции, основанная на традиционной оценке качества движений и - в редком случае - заключении об отсутствии дисплазии тазобедренных и локтевых суставов, не всегда выявляет первичные признаки отклонений в развитии костно-мышечной системы и не имеет прогностического значения.
Подавляющее большинство случаев заболевания суставов обусловлено превышением физиологической нормы веса щенков в первые месяцы жизни и, в меньшей степени, культивируемыми в заводском разведении гипертрофированными экстерьерными формами. От патологий, вызванных дефицитом необходимых компонентов питания или травмами, заболевания данной природы отличаются слабой выраженностью или даже отсутствием внешних признаков на ранних стадиях развития. По этой причине сотрудникам полиции, осуществляющим закупку (приёмку) собак и щенков в кинологические подразделения, следует обращать внимание на особенности развития, экстерьера и движений, в текущий момент не имеющие существенного влияния на физическое состояние животного, но позволяющие выявить первичные признаки уже имеющегося неблагополучия и прогнозировать риск дефектного развития  суставов в перспективе.
При закупке щенков любой среднерослой или крупногабаритной породы важным прогностическим критерием является динамика набора веса. Расчёт производится из предельно допустимого веса взрослой собаки (среднего для породы роста в рабочей кондиции), который составляет: для немецкой овчарки - 30 (суки) и 36 (кобели) кг, для малинуа и для лабрадор-ретривера - 28 (суки) и 32 (кобели) кг, для ротвейлера - 42 (суки) и 50 (кобели) кг, для среднеазиатской и кавказской овчарок - 45 (суки) и 55 (кобели) кг. В возрасте шести месяцев нормально развивающийся щенок имеет массу тела примерно вдвое меньшую, чем взрослая собака, причём ежемесячная прибавка веса должна быть равномерной или идти до этого возраста лишь с небольшим ускорением. То есть полугодовалый кобель немецкой овчарки должен весить около 18 кг, в среднем прибавляя за каждый месяц жизни около 3 кг. Даже в малоплодном помёте месячный щенок этой породы, в норме, весит не более 3 кг, двухмесячный - не более 6 кг, трёхмесячный - около 9 кг. Существенное превышение темпов набора массы тела (особенно в первые месяцы жизни) приводит, во-первых, к торсионной деформации (излишнему осевому скручиванию) длинных трубчатых костей, которая внешне выражается в размёте передних конечностей и в сближении скакательных суставов. Уже возникшая торсионная деформация ДТК никогда не поддаётся исправлению при нормализации выращивания щенка (процесс деформации можно только остановить, но не обратить вспять) и является самой распространённой причиной развития дисплазии тазобедренных суставов. Во-вторых, опасность для будущего здоровья собаки представляют значительно увеличенные по причине избыточного веса щенка метафизарные зоны (т.н. "шишки роста") костей предплечья. В норме эти "шишки" должны лишь немного выступать вперёд над запястными суставами. Если же они имеют форму широких наплывов спереди и по сторонам, следует иметь в виду, что в данном случае метафизарные зоны уже оказывают давление на соседние кости. От давления те зачастую искривляются и растут неравномерно, отчего возникает "двуосность" в запястном суставе (причина травмирования связок при больших нагрузках) и "ступенька" в локтевом (инициирующий фактор и один из признаков дисплазии). Уже появившаяся "двуосность" определяется при свободном сгибании и разгибании запястного сустава у сидящего щенка. Для этого его расслабленную конечность одной рукой удерживают на весу за предплечье, а другой рукой сгибают и разгибают сустав поочерёдно по осям лучезапястного и локтезапястного суставов. При нормальном состоянии запястного сустава разгибательное движение всегда завершается в одной и той же позиции, на продолжении продольной оси предплечья, вне зависимости от того, какое положение занимала пясть относительно предплечья при согнутом суставе и в каком направлении начиналось его разгибание.
У чрезмерно быстро набиравших вес щенков и у взрослых собак таких пород, как лабрадор-ретривер, ротвейлер и среднеазиатская овчарка, нередко встречается гиперэкстензия (переразгибание) скакательного сустава. Должна настораживать уже картина, когда скакательный сустав в стойке раскрыт больше, чем коленный, и, соответственно, в движении разгибание скакательного сустава заканчивается раньше, чем коленного. Эти признаки свидетельствуют о более или менее выраженной деформации таранной кости, что само по себе не опасно, однако наличие их является прогностическим критерием высокой степени риска разрыва передней крестовидной связки. У немецких овчарок таким критерием служит сохранение согнутого состояния скакательного сустава вплоть до момента отрыва конечности от опоры, которому, как правило, сопутствует "проваливание" колена (движение его вниз, а не вверх во второй половине опорной стадии). 
Оценивая движения взрослых собак и щенков (начиная с трёхмесячного возраста), следует обратить внимание на то, как они садятся и встают из сидячего положения. При благополучных тазобедренных суставах и нормальном развитии бедренных костей посадка должна быть ровной, "на пятки", колени при этом немного разворачиваются в стороны. Если собака (или щенок) не способен сесть ровно, а всегда заваливается набок, садится на бедро, либо выдвигает пятки (или конечности целиком) вперёд и садится на седалищные бугры, либо слишком сильно отводит при посадке одно или оба колена в сторону, либо, наоборот, поворачивает его (их) внутрь, это свидетельствует об уже имеющихся или угрожающих в перспективе дефектах тазобедренных суставов. В некоторых случаях, когда особенности посадки разглядеть сложно, - например, у длинношёрстной собаки, - приходится осторожно подсовывать ладони под её седалищные бугры или, зайдя сзади, с небольшим усилием сдвигать коленные суставы в направлении друг к другу. Седалищные бугры не должны касаться земли, а бедренные кости - сдвигаться медиальнее плоскости, параллельной линии позвоночника (взрослые собаки обычно просто напрягают мышцы, препятствуя смещению колен внутрь, а щенки, испытывая неудобство, встают). Вставать из посадки собака и щенок должны легко и свободно, без заметного предварительного переноса центра тяжести тела вперёд или в сторону. 
Натяжение поводка в движении нарушает естественную картину работы суставов, потому во многих случаях приходится долго водить собаку по одному и тому же маршруту, пока она не успокоится, а шаг и медленная рысь не утратят лишней напряжённости. Маршрут должен быть прямолинейным, перемещение по дуге или кругу мешает правильному оцениванию.
Следуя сбоку от спокойно идущей или медленно рысящей собаки и позади неё, легко заметить недостаточную амплитуду движения бедра (когда бедренная кость не отклоняется назад далее вертикали) и подворачивание колена внутрь во второй половине опорной стадии - признаки торсионной деформации бедренных костей, приводящей к развитию дисплазии тазобедренных суставов.
 При осмотре передних конечностей нужно обращать внимание не только на возможную хромоту, нарушения последовательности и прямолинейности движений, но и на разгибание локтевых и плечевых суставов, а также на прокручивание лап во время опоры. Биологической нормой для собаки является согласованное широкоамплитудное сгибание и разгибание суставов, позволяющее эффективно использовать длину рычагов конечности в локомоторном цикле. В породах немецкая овчарка и лабрадор-ретривер часто встречается избыточная выраженность углов сочленений, при которой экстензия (разгибание) в значительной степени ограничена вследствие анатомических дефектов наследственного характера. У таких собак от начала до завершения опорной стадии движения величина плечевого или локтевого угла (или даже обоих вместе) почти не изменяется, что говорит не только о высокой энергозатратности быстрых и средних аллюров, но и о перегрузках, которым подвергаются основные суставы конечности. Недостаточное разгибание плечевого сустава при беге имеет следствием то, что давление, приходящееся на суставный хрящ лопатки и проксимального эпифиза плечевой кости, действующее под острым углом, приводит к отслоению хряща (рассекающий остеохондрит), в итоге причиняет боль, вызывает хромоту и воспаление. Плохое разгибание локтевых суставов, присущее многим немецким овчаркам "высокого разведения", характеризуется "бегом Пиноккио" с непродуктивным выбрасыванием предплечий вверх. Оно обусловлено дефектом костной основы сустава, препятствующим нормальному входу крючковидного отростка локтевой кости в локтевую ямку плечевой кости. При значительной функциональной нагрузке такого сустава велик риск его травмирования (с рентгенологической картиной различных форм дисплазии). Прокручивание лап в опорной стадии бега связано с некомпенсированным выходом какого-либо из главных суставов (обычно - локтевого) из биомеханической оси конечности. При выдвигании локтей наружу наблюдается прокручивание лап внутрь (пронация), а прижатым локтям обычно сопутствует прокручивание лап наружу (супинация). Собаки с данным недостатком быстро стирают себе мякиши при передвижении по жёсткому грунту (щебень, асфальт) и нередко травмируют пальцы.



*

Оффлайн V

  • Global Moderator
  • 3541
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #7 : 03.08.2017 в 15:02 »
(Окончание)
Если собаке, которую планируют приобрести для кинологического подразделения, были сделаны рентгеновские снимки для выявления дисплазии локтевых и тазобедренных суставов, то лицу, осуществляющему оценку пригодности собаки, желательно не довольствоваться заключением об отсутствии признаков заболевания, а по возможности самому эти снимки рассмотреть. Заключение, сделанное ветеринарным ортопедом, констатирует состояние суставов на момент выполнения снимка, но прогностической ценности не имеет. Следует иметь в виду, что рентгенографическое исследование суставов на предмет пригодности собаки к племенному использованию выполняется, как правило, до достижения ею двухлетнего возраста. Однако патологии суставов, обусловленные дефектами анатомии, могут проявиться довольно поздно. Так, например, дисплазия тазобедренных суставов, развившаяся вследствие торсионной деформации бедренных костей, имеет два возрастных пика проявления - на первом году жизни и в возрасте 5-6 лет, - что связано с динамикой изменения эластичности соединительнотканных структур. Поэтому на рентгеновских снимках, сделанных в молодом возрасте, в суставах никаких признаков будущих патологических изменений может не наблюдаться. Достаточно точный прогноз делается по форме бедренных костей. При правильной укладке собаки (прямая проекция коленных суставов, диафизы расположены параллельно и почти горизонтально) торсионно деформированные бедренные кости имеют S-образные очертания, а шеечно-диафизарный угол увеличен настолько, что  перпендикуляр, проведённый от проксимального (верхнего) края большого вертела к продолжению осевой линии диафиза, проходит дистальнее (ниже) основной оси вращения сустава. Следует заметить, что при сильно выраженной деформации правильную укладку для снимка выполнить трудно, потому что в этом случае бёдра невозможно в достаточной степени отвести назад.
Если имеются снимки полностью разогнутых локтевых суставов в латеро-медиальной (боковой) проекции, нужно обратить внимание на щель между локтевым отростком локтевой кости и плечевой костью. При полном разгибании правильно построенного локтевого сустава таковая щель отсутствует. Если же она выражена, а тем более если нижний угол щели близко подходит к основанию крючковидного отростка, тому могут быть две причины: или при выполнении снимка сустав был недостаточно разогнут, или же в суставе присутствует описанный выше дефект, препятствующий нормальному разгибанию. Во всяком случае, это является основанием для мануального исследования сустава на предмет предельного угла его разгибания. Исследование лучше выполнять на расслабленной собаке, лежащей на боку, с небольшим усилием одной рукой вытягивая ей предплечье и другой надавливая сзади на локтевой бугор. В норме угол между серединной линией предплечья и передним краем плечевой кости составляет около 150°. Предельный угол разгибания менее 140° практически всегда говорит об имеющемся дефекте сустава.
Используя перечисленные приёмы при оценке собак, можно с высокой степенью гарантии отсеять тех животных, которые уже имеют патологии основных суставов конечностей или склонны к развитию таковых патологий.

*

Оффлайн AvroraTan

  • 1381
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
    • Группа "Наши азиаты и азиатики"
Публикации
« Ответ #8 : 03.08.2017 в 16:44 »
 :rose:

*

Оффлайн Pavka

  • 1109
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #9 : 04.08.2017 в 12:57 »
👍 Спасибо! Интересно и доступно для понимания.  Это,как памятку,надо вручать каждому потенциальному владельцу щенка. А заводчики и эксперты должны сие знать,как "Отче наш"!

*

Оффлайн Маринkа

  • 793
  • Пол: Женский
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #10 : 04.08.2017 в 18:54 »
А заводчики и эксперты должны сие знать,как "Отче наш"!
Ой! Некоторые заводчики конституцию собак определяют как: легкая, средняя, тяжелая. А Вы о таких сложных вещах! Это же читать надоть, пытаться понять - а там буковок много, а мозгов мало.
Всё, пока не взматерилась - замолкаю.
Не строю в душе из себя недотрогу... и честно добавлю, характер - не мёд...
Вчера чёрный кот уступил мне дорогу... и, сплюнув три раза, попёрся в обход.

*

Оффлайн ианис

  • 158
  • Пол: Женский
  • Берны
    • Просмотр профиля
Публикации
« Ответ #11 : 07.09.2017 в 23:28 »
Спасибо! :rose:
Преданность собаки — это драгоценный дар, накладывающий на того, кто его принимает, не меньшие обязательства, чем человеческая дружба. К. Лоренц